Прославленный летчик Иван Черевичный — человек-эпоха полярной авиации. В эпоху эту страна, казалось, рождала исключительно героев, первопроходцев и борцов. Но фигура Черевичного выделяется даже на их монументальном фоне

Поперечный Черевичный

Прозвище у него было Казак. За отчаянность, за веселые прибаутки, за какой‑то особый авантюризм. И, вероятно, не обошлось без происхождения — родом Иван Иванович из Херсонской губернии. Был он пятым ребенком и третьим Иваном в семье. Первым был отец, вторым — один из старших братьев, а Ванюшка тоже стал Иваном, поскольку отцу не понравились имена, предложенные священником. Но как бы ни назвали маленького Ванюшку — он стал бы летчиком. Так впечатлил его аэроплан, севший когда‑то в степи возле родного городка, что он решил летать.

Получилось не сразу. Сперва Черевичный учился в летчицкой школе, откуда его «вычистили» по клеветническому доносу. Но счастливой была звезда Ивана, и те два года, что работал он на заводе слесарем, он не упустил: встретил там свою Тонечку, на которой и женился. А когда смог снова надеть форму, то его уже было не удержать. Его манили небо и Арктика. Ради мечты покорить полярное небо Черевичный решился на несусветное: сказал начальству, что разлюбила его молодая жена и нужно душе успокоиться, вон из Москвы, и чем дальше — тем лучше! Начальник расчувствовался, пообещал посодействовать, но через некоторое время встретил в Брюсовском переулке «безутешного» Ивана с женой и коляской… Ох и стыдно было Черевичному!

Но напористость взяла свое. И вот он уже в небе над Арктикой!

Летает Черевичный блестяще

Адмирал Арсений Головко так оценивал летчика: «Летает Черевичный блестяще и, несомненно, принадлежит к числу тех людей, у которых чувство полета является шестым чувством».

Рассказы о Черевичном похожи то на панегирики, то на байки и при этом совершенно противоположны его автобиографическим заметкам. В собственных записях Иван Иванович скуп на эмоции, сдержан в оценках, и только те, кто хорошо его знал, вероятно, могут понять, сколько иронии прячется за его уклончивым: «…И случалось, мы выполняли задания, нарушая инструкцию». Да если бы Черевичный действовал по инструкции, вряд ли он сделал бы и половину из своих беспрецедентных вылетов!

Пунктиром Зиновий Каневский помечает на карте жизненного пути Черевичного вехи: «Ледовые разведки 1930‑х годов над всеми полярными морями. Участие в снятии с льдины папанинцев. Полет вдоль всей трассы Северного морского пути в 1940 году…»

И наконец — экспедиция весной 1941 года в Центральную Арктику, в район полюса относительной недоступности, с тремя посадками на дрейфующие льды. За 144 летных часа самолет, ведомый Иваном Черевичным, покрыл расстояние в 26 000 км. По оценкам известных полярных исследователей, таких как Отто Юльевич Шмидт, Иван Дмитриевич Папанин, это была победа, соизмеримая с покорением Северного полюса.

И это только довоенная его история. В период Великой Отечественной Черевичный провел немало отчаянных вылетов, осуществляя проводку судов, сообщая координаты противника, спасая оставшихся в живых с подбитых кораблей после атак охотников за конвоями. И каждый вылет может лечь в основу отдельного фильма с крепким сюжетом, который будет держать в напряжении от начала до конца. К примеру, именно экипаж Черевичного спас единственного оставшегося в живых после трагической гибели ледокольного парохода «Сибиряков» — Павла Вавилова. Для того чтобы закрутить сюжет, добавим, что Вавилов был уроженцем Соломбалы и провел в сентябре 1941 года на крошечном гранитном островке в Карском море более месяца в полном одиночестве — чем не Робинзон?

А чего стоит головокружительная по дерзости ­история, когда потребовалось доставить в Тикси контр-адмирала С. Г. Кучерова и его штаб! Кучеров должен был руководить операцией по выводу ледоколов из района Диксона в Белое море. Сказать, что полетные условия были неблагоприятными, — значит сильно приукрасить. Синоптики, летчики, моряки — все в один голос говорили, что это невозможно. Но все знали, что есть один-единственный человек, который сможет это сделать. И конечно, Черевичный сказал: «Попробую».

Находка для сценаристов

И вот он, следующий сюжет: полночь, 13‑е число, 13 человек на борту и среди них женщина. Для полного комплекта дурных примет не хватало только черной кошки. Женщиной была синоптик Шурочка Петрова, которая впоследствии вспоминала, что так страшно, как в тот полет, ей не было никогда. Надвигался мощный циклон, обойти его не было ни малейшего шанса. Тяжелая «Каталина» летела груженная под завязку и оттого не могла пробить сплошную облачность. Ниже облаков стлался густой туман, опускаться ниже тумана было опасно: моря с такой высоты было уже не видно. Летчики вели машину практически вслепую, повинуясь тому самому шестому чувству. Высоту они измеряли на глаз, стреляя по морю из ракетниц. Высота доходила до 10 метров над поверхностью моря. Обледенение машины привело к тому, что обрывающиеся куски наледи оглушительно грохотали по обшивке. В какой‑то момент оборвалась под тяжестью льда внешняя антенна, экипаж остался без связи. Радист вымолил у механика его инструменты, и тот, ругаясь, мог только следить в бессилии, как один за другим исчезали в ледяной грохочущей мгле гаечные ключи, подвязанные грузиком к очередной наскоро сооруженной антенне.

А исполненный драматизма полет через Аляску? Когда Черевичный переправил в США целую группу высших чинов Советского Союза на переговоры о поставках по ленд-лизу. И когда, уже преодолев весь путь, подлетая к сторожевому катеру при встречном ветре и высокой волне, Черевичный вспомнил, что ни у него, ни у его экипажа нет загранпаспортов. Но американцы были настолько впечатлены мастерством посадки, что только восхищенно аплодировали, забыв про документы.

В Сиэтле с экипажем случилась занятная история. Легендарный штурман Валентин Аккуратов вспоминал, как ночью в отеле его разбудил Черевичный в одних трусах с пистолетом в руке. Оказалось, у всего экипажа пропала одежда. Бдительные советские люди, разумеется, заподозрили провокацию. И каково же было их облегчение, когда выяснилось, что это отельная служба умыкнула все до нитки, чтобы постирать, почистить, накрахмалить рубашки и тихонько вернуть на место.

Полюс недоступности покорен!
Полюс недоступности покорен!

Полюс доступности

Иван Иванович Черевичный был командиром авиабазы в первой советской антарктической экспедиции. И, несмотря на весь свой огромный арктический опыт, он признал, что условия работы в Антарктиде совершенно иные. В Арктике самолеты летали на малых высотах. А на Южном полюсе ввиду большого количества гор до 4000 метров полеты были высотными. Из-за огромного перепада высоты — от 30 до 3000 метров над уровнем моря — не было возможности переправлять людей для основания станции в глубине материка самолетами — нужно было устраивать тракторно-санные поезда. Привыкшим к сорокаградусным морозам полярникам пришлось познавать мороз до -55 и скорость ветра более 50 метров в секунду. А черная пурга? Советские полярники были первыми, кто испытал ее на себе. И даже холод был совсем иного рода: в Арктике подо льдом огромная масса воды, которая незримо, но подогревала его. Антарктида на многие километры — промерзший грунт. Прибавьте к этому стремительно меняющуюся сводку и разреженный воздух.

Но даже здесь находилось место юмору и находчивости: то летчики разыграют ученых, что видели гейзеры, то запаяют трещину в топливном баке мылом, то, когда нужно найти единственно верный угол взлета, зафиксируют находку жирной царапиной на стойке смотрового стекла, то парашют с поросенком, сброшенный с самолета, чтоб побаловать обитателей станции «Пионерская», подхватит ветром и унесет в неизвестном направлении. «Но обычно, — замечает Черевичный в своих воспоминаниях, — грузы мы доставляли по назначению». И снова чудится здесь лукавая казачья улыбка.

Во всесильность авиации безоговорочно верили все, включая начальника экспедиции Михаила Сомова. Когда Черевичный заикнулся было, что самолеты ходят перегруженные, тот ответил: «Насколько я понимаю, твои ребята, если нужно, полетят и на лопатах, а ты толкуешь о какой‑то перегрузке».

Исполненный достоинства сын своей Отчизны Иван Иванович Черевичный прожил свою жизнь именно так, как мечтал еще мальчишкой. Он любил, летал, рисковал и побеждал. Покорив оба полюса недоступности, облетев Арктику и Антарктику, спасая жизни, принимая нестандартные решения, тяжело трудясь, он явил собой удивительно цельный образ человека — героя без пафоса, беззаветно преданного своему делу. Так отрадно, что эти слова все еще могут греть душу.

Справка

Иван Черевичный родился 31 марта 1909 года в селе Голта Херсонской губернии. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 декабря 1949 года ему присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Награжден тремя орденами Ленина, орденом Красного Знамени, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденами Красной Звезды, «Знак Почета», медалями.

Факт

Исследователь полярной авиации, журналист Юрий Каминский называл Ивана Черевичного трижды Героем Советского Союза. Почему? В первый раз Иосиф Сталин подписал приказ о присвоении Черевичному звания весной 1941 года — за арктическую экспедицию, которая достигла района полюса относительной недоступности. Но началась война, «Золотая Звезда» так и не была вручена. В 1949 году за многолетнюю работу в полярной авиации, мужество и героизм Черевичному присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». А третий приказ о присвоении звания — за антарктическую экспедицию — подписал Никита Хрущев. Но из‑за одного неприятного инцидента «Золотую Звезду» Ивану Черевичному, как и в первый раз, не вручили.

Зиновий Каневский, известный полярный исследователь:

Про Ивана Ивановича Черевичного можно сказать то, что при жизни человека обычно не говорят: Черевичный был одним из самых выдающихся летчиков нашего богатого на героев времени. Он был летчиком милостью Божией.»

Иван Черевичный, бортмеханик Виктор Чечин, флаг-штурман Валентин Аккуратов

«И все его уважали и любили»

Владимир Викторович Черевичный, внук полярного летчика:

— Два года решается вопрос о присвоении Архангельскому объединенному авиаотряду № 2 имени Ивана Черевичного. Много тех, кто поддерживает эту идею: и сами летчики, и Русское географическое общество, и Росгидромет, и Министерство воздушного транспорта. Собрано 3,5 тысячи голосов ваших земляков в поддержку этого начинания. Есть и те, кто относится к нему равнодушно. Но радует, что шаги по увековечиванию памяти все‑таки делаются: в аэропорту Васьково установлена памятная доска в честь Ивана Черевичного, а скоро одна из школ в Приморском районе тоже будет носить его имя.

…Когда мой дедушка Иван Иванович Черевичный ушел из жизни, мне было 15 лет. Я многое помню, так как жил в их семье и воспитывала меня бабушка Антонина Дмитриевна. И хотя летчиком я не стал, но родился в самолете, которым управлял дедушка, доставляя мою мать на «большую землю» с острова Шпицберген (там они с отцом работали в норвежском консульстве).

Детство я провел в Москве, в знаменитом Доме полярников. В нашем доме жили такие люди, как один из первых полярных летчиков Борис Чухновский, Герой Советского Союза Александр Штепенко, полярный летчик Михаил Каминский, который был вторым пилотом в экспедиции Ивана Черевичного в район Северного полюса недоступности в 1941 году. А прямо по соседству с нами жил первый Герой Советского Союза летчик Анатолий Васильевич Ляпидевский. Я называл его «дядя Толя» и любил сидеть у него на коленях.

У меня в архиве сохранились летные книжки дедушки. В них записаны оценки — во всех графах только отлично. У него, несомненно, был талант к авиации: он мог посадить самолет там, где никто другой не осмелился бы. За всю историю его полетов, а это более 25 лет, у него не было ни одной серьезной аварии, он не потерял ни одного человека из своего экипажа, ни единого самолета. И дело тут не в везении.

Холодный расчет, великолепная летная подготовка — вот присущие летчику Черевичному качества. Он никогда не рисковал просто так. Был сильным, спокойным, благородным человеком. И все его уважали и любили. Когда дедушка умер, поминки продолжались четыре дня — люди шли и шли…

«Иван Иваныч, помоги!» — обращались к нему многие. И он надевал свои награды и шел на Старую площадь в ЦК КПСС — кому квартиру пробивать, кому автомобиль.

Дедушка никогда не ругался матом, ни разу в жизни я не слышал от него бранных слов. Никогда не позволял себе лишнего по части алкоголя, хотя в доме постоянно принимали гостей. Причем гостей знаменитых: у деда было много друзей не только среди летчиков, но и артистов, художников, писателей, журналистов. Таких, например, как Александр Згуриди — знаменитый кинорежиссер, поэт Константин Симонов, Григорий Ярон — один из основателей Московского театра оперетты. Бабушка с дедушкой любили оперетту, часто брали меня с собой на спектакли в этот театр.

Дома была большая хорошая библиотека — дедушка очень любил Сергея Есенина, Омара Хайяма, постоянно брал с собой томик его стихов, цитировал его — причем всегда к месту. На его рабочем столе стояли книги Чехова, Паустовского, Пришвина.

Специфика работы полярных летчиков была такова, что девять месяцев в году они проводили на ледовой разведке. Оставшиеся три месяца — отпуск: дедушка ездил с друзьями на машине в Крым или на родину в Украину. Любил рыбалку, но вот к оружию, охоте был равнодушен.

О его впечатлениях от полетов мне больше рассказывала бабушка, которая прожила долгую жизнь. А вот дедушка не очень любил разговоры на эту тему, но в компании близких друзей, коллег о своих подвигах вспоминал охотно.

Их имена носят улицы и школы

О летчиках — Героях Советского Союза, чьи имена уже увековечены в Архангельской области

Василий Иванович Щелкунов

Василий Щелкунов стал первым уроженцем нашего края, удостоенным медали «Золотая Звезда» во время Великой Отечественной войны. Высокую награду он получил за легендарную бомбардировку Берлина в августе 1941 года.

Родился Василий Щелкунов в деревне Прислон Большой (сейчас это Котласский район) в крестьянской семье. Учился в Ленинградской военно-теоретической школе летчиков, Борисоглебской военной школе летчиков, окончил Курсы усовершенствования командного состава. Участник Великой Отечественной с первых ее дней. Служил в должности заместителя командира дальнебомбардировочного авиационного полка, в дальнейшем командовал авиационной дивизией. В августе 1941‑го майор Щелкунов во главе группы бомбардировщиков совершил четыре успешных налета на столицу фашистской Германии. Всю войну Василий Иванович прослужил в авиации. В мирное время он окончил академию Генштаба, находился на различных руководящих должностях в подразделениях советских ВВС. После выхода в отставку в звании генерал-майора авиации поселился в Тамбове.

Имя Василия Щелкунова присвоено Удимской средней школе в Котласском районе, а также улице в Великом Устюге Вологодской области, а в Тамбове в память о нем установлена мемориальная доска.

Андрей Михайлович Маркин

Родился в Петрограде, окончил семь классов, работал на заводе. С 1940 года служил в Военно-морском флоте. В 1943‑м окончил школу младших авиационных специалистов. Стрелок-радист 46‑го штурмового авиационного полка (ВВС Северного флота) сержант Андрей Маркин совершил 11 боевых вылетов, в семи воздушных боях лично сбил самолет противника, участвовал в потоплении двух транспортов, шхуны и мотобота. 23 апреля 1944 года во время атаки крупного вражеского конвоя его самолет был подбит. Андрей Маркин погиб вместе с командиром при таране горящим самолетом вражеского транспорта. Звание Героя Советского Союза присвоено посмертно. Награжден орденом Ленина.

В поселке Катунино Приморского района установлен бюст Маркина, его имя носят улица в поселке и Катунинская средняя школа, а также рыболовный траулер.

Александр Федорович Попов

Александр Попов родился в Верхней Тойме, окончил Архангельский техникум связи. Участник боев с белофиннами в 1939–1940 годах. В 1941‑м окончил Харьковскую авиационную школу стрелков-бомбардиров. В годы Великой Отечественной войны — гвардии капитан, штурман эскадрильи бомбардировщиков. Совершил 236 боевых вылетов, из них 215 ночью на бомбардировку важных военно-промышленных объектов в тылу противника.

Звание Героя Советского Союза Александру Попову присвоено 15 мая 1946 года. На здании Архангельского колледжа телекоммуникаций в честь героя установлена мемориальная доска.

 

 

Александр Петрович Савченко

В 1940 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу летчиков. Командир эскадрильи 127‑го истребительного авиационного полка (282‑я истребительная авиационная дивизия, 6‑й смешанный авиационный корпус, 16‑я воздушная армия, Центральный фронт) капитан Савченко к июлю 1943 года совершил 424 боевых вылета, в 64 воздушных боях лично сбил 11, а в группе — 15 самолетов противника. Звание Героя Советского Союза присвоено в 1944 году. Его имя носила пионерская дружина Васьковской средней школы в Приморском районе.

 

Справка

Герой Советского Союза — высшая степень отличия СССР, почетное звание, которого удостаивали за совершение подвига или выдающиеся заслуги во время боевых действий, а также в виде исключения и в мирное время.

www.wikipedia.org

Чтобы помнили наши дети

Военный комиссар Архангельской области Александр Иосифович Севастей:

— Руководство военного комиссариата Архангельской области и его личный состав полностью поддерживают предложение увековечить память о Герое Советского Союза Иване Черевичном и присвоить аэропорту Васьково имя прославленного полярного летчика.

Иван Черевичный — легендарный летчик, отважный полярник, мужественный человек. Его жизнь, судьба, профессиональная деятельность многие годы были неразрывно связаны с Арктикой. Посадка на полюс относительной недоступности, спасение экспедиции с дрейфующей станции «Северный полюс — 1», проведение ледовой разведки в Карском море и море Лаптевых, проводка судов по Северному морскому пути, уникальный перелет из Москвы в Америку через Аляску, участие в высокоширотных воздушных экспедициях — эти и другие заслуги Черевичного перед Отечеством навсегда вписали его имя в историю страны.

Присвоение воздушной гавани имени Ивана Черевичного — это дань его личному вкладу в покорение и освоение Арктики, признательность за его беззаветное служение Родине и проявленные при этом мужество и отвагу. Кроме того, это сыграет большую роль в патриотическом воспитании подрастающего поколения.

Проект «Дорога Памяти»

Эта информация — крайне малая часть тех сведений, которые собирают участники Всероссийского проекта «Дорога Памяти». В нашем регионе этим проектом активно занимается областной комиссариат, в частности помощник военного комиссара по работе с ветеранами подполковник запаса Николай Васильевич Иванов.

— Осенью 2018 года стартовал проект Министерства обороны РФ по сбору и обобщению сведений об участниках Великой Отечественной войны «Дорога Памяти», — рассказывает Николай Васильевич. — Главная его цель — с помощью специальных технологий представить имена и фотографии участников войны в галерее в парке «Патриот» Главного храма Вооруженных сил России.

Граждане могут размещать там фото самостоятельно, зайдя на сайт Минобороны, а затем в видеогалерею «Дорога Памяти». Либо можно сделать это, обратившись за помощью в военные комиссариаты по месту жительства или в областной военкомат.

Военные комиссариаты стали активными исполнителями этого проекта с января 2019 года. Кроме сбора и систематизации информации мы также занимаемся поиском фотоматериалов, что является непростым делом: в то время, о котором идет речь, не каждый мог позволить себе сделать фотографию. В основном проект наполняется фотографиями из семейных архивов.

За два года работы мы собрали информацию и фотоматериал о 326 тысячах человек по Архангельской области. Здесь может возникнуть вопрос: на войну было мобилизовано около 270 тысяч наших земляков, откуда такая цифра? Дело в том, что мы собирали сведения не только об уроженцах нашей области, но и об участниках войны, которые приезжали в наш регион в разное время и оставались тут жить. Работа проводилась силами военных комиссариатов, представителей «Юнармии», ветеранских организаций, общественных движений. Активную помощь оказывали родственники участников войны.

Я сам являюсь участником боевых действий на территории Афганистана, мне знакома боль утрат. Поэтому я хорошо понимаю, насколько важен и актуален этот проект. Работа по нему продолжается: до сих пор к нам приходят письма и обращения с просьбой описать боевой путь, подвиги отцов и дедов. Мы всегда отвечаем на такие письма.