Роберт Диамент оставил уникальные кадры, снятые в 1944 году во время охраны союзных конвоев, осуществлявших поставки по ленд-лизу. Они не знают аналогов — как, впрочем, и все его наследие.

Среди тех, кто прошел войну с «лейкой» и блокнотом, был и фотохудожник Роберт Львович Диамент. Первые снимки молодого фоторепортера относятся к 1926 году, когда подаренным ему фотоаппаратом Zeiss Ikon он снимал спорт, военные сборы, становление Советской Украины и вскоре стал участником и дипломантом всероссийских и зарубежных фотовыставок.

Роберт Львович Диамент в 1942 году возле своей выставки
Роберт Львович Диамент в 1942 году возле своей выставки

Иосиф-Рафаил (Роберт) Львович Диамент родился в Киеве в 1907 году. Его отец владел мастерской по изготовлению шляп. Это было семейное дело, где работали мать и другие родственники. Оно не приносило больших доходов, и жила семья довольно скромно. В школьные годы, когда будущий фотокорреспондент получил в подарок свой первый, простейший фотоаппарат, пришло увлечение, определившее судьбу киевского паренька. После школы он окончил ПТУ и в двадцать лет стал работать электриком. Но творческая натура брала свое, и все свободные заработанные средства он тратил на фотоматериалы, все свободное время — на поиски фотогеничной натуры, своих форм художественного видения предмета съемки, внештатно сотрудничал с несколькими киевскими газетами. В 1926‑м в газете «Молодой пролетарий» был опубликован его первый снимок. Любимое занятие юности стало делом жизни.

В 1938 году Роберт Диамент переехал в Москву, где его и застало начало войны. Его новым назначением стал Северный флот, где сначала в качестве фотокорреспондента газеты «Краснофлотец», потом начальником фотобюро политуправления Северного флота он прошел всю войну, закончив ее только в 1946 году.

В мае 1985‑го, в дни празднования 40‑летия Победы, на страницах журнала «Советское фото» Роберт Львович рассказал о своем участии в операциях на СФ: «Мне было поручено освещать боевые действия Северного флота, в задачи которого входило сдерживать натиск врага, не пропуская его к жизненно важным центрам севера страны, обеспечивать надежную доставку военных грузов морем. В условиях Заполярья это было не так просто. Но морская пехота прочно удерживала все рубежи на суше, а корабли и морская авиация блокировали коммуникации и порты противника, охраняли караваны транспортных судов наших союзников и преграждали путь флоту и авиации немцев. Мне приходилось снимать и на суше, и на море, и в воздухе. Высаживался с десантниками на берег, захваченный врагом, ходил на кораблях конвоя, летал с торпедоносцами на перехват вражеских караванов. Надо сказать, что наш Северный флот первым закончил войну, завершив ее на своем участке взятием Печенги и освобождением части Северной Норвегии, города Киркенеса, уже в октябре 1944 года…» Эти слова не передают всего драматизма, героизма и опасностей событий, в которых довелось участвовать фотокору. Но его фотографии говорят обо всем!

Письма из дома. 1944 год
Письма из дома. 1944 год

Что двигало им? Что заставляло идти с пехотой в атаку, вылетать с торпедоносцем и рваться на подводные лодки, подвергаясь смертельному риску, имея только одно оружие — фотоаппарат, «патронташ» объективов и кассет с пленками? На войне случалось всякое. Не все возвращались из боя. Работа военного журналиста сопряжена с постоянным риском, но это его долг, и фотоаппаратом он фиксировал на пленке реальные события во всем их многообразии.

Роберт Диамент на линкоре «Архангельск» во время похода с конвоем
Роберт Диамент на линкоре «Архангельск» во время похода с конвоем

Он был интеллигентным, сугубо гражданским человеком, но, оказавшись вместе со всеми в экстремальных военных условиях, проявил свои истинные качества. Он ценил дыхание жизни, любил жену и сына, которому к началу войны было уже два года, дорожил спокойствием семьи. Однажды на встрече со школьниками одна девочка спросила его, было ли на войне страшно. И он ответил: «Было не страшно, было очень страшно!»

Боевой вылет торпедоносцев. 1943 год
Боевой вылет торпедоносцев. 1943 год

Вице-адмирал Николай Антонович Торик, руководивший в те годы политуправлением СФ, рассказывал о том, что Роберту Диаменту было выдано «разрешительное удостоверение» — исключительный документ, дававший право самостоятельно выбирать темы и время для съемок без согласования с кем‑либо. Казалось бы, такая привилегия позволяла простому лейтенанту свести до минимума риск собственной жизнью. Однако Роберт, карманы которого всегда были «заряжены» под завязку («лейка», объективы, фотопленка), постоянно дежурил в штабе. Он сидел и терпеливо ждал информации о готовящейся операции или экстренном выходе очередной лодки на задание. Когда сообщение поступало, фотокорреспондент находил командира подводной лодки и уговаривал взять его в поход.

Катера морские охотники закончили высадку 63‑й бригады морской пехоты в заливе Маативуоно. 1944 год
Катера морские охотники закончили высадку 63‑й бригады морской пехоты в заливе Маативуоно. 1944 год

Кадры, снятые Диаментом во время охраны союзных конвоев, осуществлявших поставки по ленд-лизу, уникальны. В 1944 году корреспондент был включен в состав отряда, осуществлявшего приемку в Англии линкора и других кораблей и проводку их в составе конвоя JW-59 в Мурманск. Роберт Диамент вспоминал, как ему, совсем недавно сухопутному гражданскому человеку, непросто было взбираться на вершину раскачивающейся мачты линкора, для того чтобы, едва удерживаясь на узкой площадке, отснять панораму ордера охраны конвоя, да еще стараться выдержать горизонт. Кстати, 12‑кадровая панорама конвоя, снятая с мачты линкора, — единственная столь масштабная композиция, сделанная в боевых условиях. И это было сделано не по приказу, а по велению души фотохудожника. В том же походе в момент выстрела главного калибра на линкоре «Архангельск» Роберт Диамент не имел возможности, как другие находившиеся на палубе люди, закрыть ладонями оба уха (в одной руке он держал «лейку») и в результате оглушающего выстрела на всю жизнь повредил правую барабанную перепонку, частично лишившись слуха. А эта фотография стала классической.

В тумане. 1944 год
В тумане. 1944 год

Действуя по заданию политуправления или по своей инициативе, Диамент работал с максимальной самоотдачей и умел добиваться впечатляющего результата независимо от темы и условий съемки. Репортеру с «лейкой» удалось придать фотоискусству военной поры глубину и масштабность поэтической речи. Кого бы ни снимал Роберт Диамент — адмиралов или матросов, морскую пехоту или летчиков, военных или гражданских, лица его героев никогда не перекашивают «праведный гнев», злоба, ужас. Тяжелая работа красивых и внутренне уверенных в себе людей — вот что такое война Роберта Диамента. Его произведения часто экспонируются на европейских выставках.

Роберт Диамент был награжден двумя боевыми орденами Красной Звезды (за поход с конвоем в Англию и за Петсамо-Киркенесскую операцию), орденом Отечественной войны, медалями «За оборону Заполярья» и «За победу над Германией».

Друзья — cоветские и американские моряки на палубе крейсера Milwaukee. 1944 год
Друзья — cоветские и американские моряки на палубе крейсера Milwaukee. 1944 год

Его послевоенные работы вошли в историю советской и международной фотографии. Стоял у истоков цветной фотографии в СССР, участвовал в международных фотовыставках. До последних дней он вел активную работу по патриотическому воспитанию молодежи, выступал перед школьниками, организовывал фотовыставки. В День Победы — 9 Мая всегда был «на посту» — с военными фотографиями в парке имени Горького. Умер Роберт Диамент в Москве 22 марта 1987 года.

Подробно с творческим и боевым путем Роберта Диамента на Северном флоте, а также статьями его сына Леонида Рафаиловича Диамента, выставками и фотоальбомами можно ознакомиться на сайте www.diament.ru