Устьянская молочная компания начинает выпуск уникальной продукции

Сегодня УМК реализует инвестиционный проект, в результате которого производство молока на предприятии увеличится как минимум вдвое — с 70 до 150 тонн в сутки. План — стать самой крупной компанией на Северо-Западе не только по количеству скота, но и по его продуктивности. Куда ведет этот путь? Об этом мы говорим с генеральным директором ООО «Устьянская молочная компания» Еленой Лобанцовой.

Елена Лобанцова, генеральный директор ООО «Устьянская молочная компания»
Елена Лобанцова, генеральный директор ООО «Устьянская молочная компания»

Узнать, что ждет эту корову в будущем

— Елена Николаевна, сначала мы хотим поздравить коллектив УМК с тем, что учредитель компании Александр Фиалковский получил знак отличия «За заслуги перед Архангельской областью». Это результат очень большой работы…

— В первую очередь этому поспособствовала реализация инвестиционного проекта по строительству современного животноводческого комплекса в деревне Нагорской. Он был успешно завершен в 2018 году. Это помогло нам перейти в статус самого крупного производителя молока в Архангельской области.

— Но на этом вы решили не останавливаться?

— Да, действительно. Этот инвестпроект был реализован в три этапа, и сейчас мы занимаемся четвертым его этапом — расширяем площади для выращивания ремонтного молодняка. Планируем завершить его в этом году. Стоимость предыдущих трех этапов составила миллиард рублей, этого проекта — еще 250 миллионов рублей.

Зачем нам понадобился четвертый этап? Мы хотим, чтобы наше стадо очень быстро стало высокоэффективным. И для этого кардинально меняем подход к выращиванию молодняка, используем много сексированного семени — то есть семени, от которого мы получим потомство нужного пола. В нашем случае — телочек. Молодняку перестало хватать места, и мы приняли решение продолжить реконструкцию животноводческого комплекса в Нагорской.

Кроме того, сегодня мы реализуем инвестпроект по строительству нового животноводческого комплекса в деревне Черновской на 3229 голов дойного скота и 8400 голов общего поголовья. Для сравнения: в комплексе в Нагорской один двор вмещает 480 голов, а здесь в одном дворе будет до 1530 голов. Представляете масштаб?

Это строительство мы планируем завершить за два года и ввести комплекс в эксплуатацию к декабрю 2022-го. После завершения проекта поголовье скота удвоится и к 2024 году составит 5500 голов фуражных коров и 5600 — молодняка.

— И получается, что после реализации этого инвестпроекта вы станете самым крупным на Северо-Западе предприятием по количеству поголовья, так?

— Это так. При этом мы ставим перед собой задачу стать не только самым большим предприятием по количеству скота, но и лидером по продуктивности. Поэтому параллельно с реализацией инвестпроекта планируем провести геномную оценку стада, чтобы новые места заполнять наиболее эффективными животными.

Молодой ветсанитар УМК Виктор Мякшин с конкурсной нетелью на выставке «Животноводство Поморья»
Молодой ветсанитар УМК Виктор Мякшин с конкурсной нетелью на выставке «Животноводство Поморья»

— Это никак не связано с генной инженерией?

— Абсолютно нет. Смотрите, как это работает: генотип коровы уже полностью изучен, по одному ее волоску можно прочитать, что ждет эту корову в будущем: какие у нее будут здоровье, фертильность и индекс пожизненной прибыли, сколько жира и белка будет в ее молоке, какие у нее есть аномалии, генетические заболевания… Там тысячи параметров. И по любому параметру можно получить заключение.

Допустим, у нас есть телочки с потенциалом 8000 килограммов молока в год на голову. А есть другие — с потенциалом уже 11 тысяч килограммов. И есть третьи: 13 тысяч килограммов плюс суперпоказатели по здоровью, фертильности и так далее. Вот этих третьих телочек мы оплодотворим семенем того быка, который даст потомству прибавку по здоровью и фертильности, или по жиру и белку в молоке, или даже поможет исправить у будущих коров форму вымени… Ведь, когда мы покупаем семя, мы знаем про быка практически все.

По этому направлению мы работаем с лабораторией в Сколково.

УМК планирует провести геномную оценку всего своего стада
УМК планирует провести геномную оценку всего своего стада

— И на какой показатель по продуктивности вы хотите выйти?

— Сегодня самым продуктивным регионом на Северо-Западе является Ленинградская область. Средний надой в нашей области составляет около 7200 килограммов на голову в год, а там — больше 10 тысяч килограммов. И если мы будем идти к этому показателю стандартным путем, это займет лет пять. Но если использовать современные технологии и все те возможности, которые они дают, ту же геномную оценку стада, мы добьемся желаемого результата через полтора года.

— Сколько сырья вы получите в итоге?

— Сейчас мы доим 70 тонн молока в сутки, после реализации проекта по строительству фермы в деревне Черновской эта цифра как минимум удвоится. А в лучшем случае мы рассчитываем на 170 тонн.

Что такое молоко А2?

— А зачем вам столько сырья? В чем, если можно так сказать, философия ваших проектов? Вы же не наращиваете объем только ради объема. Вот перед нами будет широкая и глубокая молочная река — что на ее другом берегу?

— Мы всерьез занялись переработкой своего молока. В прошлом году в структуру УМК вошел Шангальский молочный завод, сейчас мы активно занимаемся его модернизацией и перерабатываем около 15 тонн молока в сутки. Линейка продукции стандартная, в ней 22 наименования: молоко, кефир, снежок, творожные сырки и так далее. Уже работаем со многими торговыми сетями и получаем хороший отклик: наша продукция нравится конечному потребителю.

Кроме того, совсем недавно мы купили «Вельский Анком». И планируем наладить переработку совсем другого уровня.

— О чем именно речь?

— Мы внимательно изучаем европейские тенденции в переработке. И на данный момент видим для себя два направления развития: переход на мембранную обработку молока и выпуск так называемого молока А2.

Что такое молоко А2? Доказано, что прежде все коровы давали молоко А2, но в ходе эволюции появилось молоко А1. Когда мы употребляем в пищу А1, у нас в организме образуется белок бета-казоморфин-7. У многих людей он негативно влияет на усвояемость, на пищеварительные процессы в целом. А молоко А2 безвредно даже для людей, чувствительных к лактозе и казеину. Оно является очень мощным антиоксидантом, благотворно влияет на желудочно-кишечный тракт.

В Москве на прилавках есть это молоко, но стоит оно процентов на 40–50 дороже обычного. На Северо-Западе молоко А2 нигде не производится и не продается. И я вижу свою задачу так: рассказать потенциальным потребителям, что такой продукт существует и он действительно полезен, и сделать так, чтобы он появился у нас на рынке по доступной цене. Для этого в ходе генетической оценки стада мы выясним, какие коровы у нас имеют генотип А2.

— Интересно, это голштины или холмогорки…

— Мы уже провели оценку по гаплотипу примерно 1100 животных из нашего стада и увидели потрясающую закономерность: у коров, которые имели холмогорские корни, намного больше молока А2. А у чистокровных голштинов его практически нет.

Поэтому мы сформируем отдельное стадо, которое будет давать это молоко, и далее на базе Шангальского молокозавода наладим выпуск продукции только из молока А2.

Автоматизированная система управления стадом знает все о каждой корове
Автоматизированная система управления стадом знает все о каждой корове

Продукт, который интересен всей стране

— Что вы планируете делать на новом заводе?

— Уже с января мы планируем запускать там производство масла, творога, сыров — полутвердых, адыгейского и моцареллы. А цех, в котором на «Вельском Анкоме» прежде выпускалось цельное молоко, мы намерены переоборудовать под современные технологии. И сейчас думаем, в какую сторону будем двигаться — в сторону полуфабрикатов или готовой продукции.

Ведь что можно сделать из молока? Можно вычленить и высушить его ценные компоненты: лактозу, пермеат и так далее. Сегодня крупная пищевая промышленность закупает эти компоненты в Китае и других странах — у нас они практически не производятся: сейчас в России достраивается единственный завод, ориентированный на это направление. А можно с помощью мембранной обработки и ультрафильтрации нормализовать молоко не по жиру, а по белку и взять из молока столько белка, сколько нужно. Это позволит нам выпускать интересные готовые продукты: греческие йогурты, соусы для салатов и кремы, высокобелковые молочные продукты для спортсменов и не только для них.

Вы спросили, в чем философия наших проектов. Я могу ответить очень просто: мы не хотим «толкаться локтями» на полке с кефиром и молоком. Мы хотим сделать продукт, который будет интересен на уровне страны.

В чем нуждается агропром?

Елена Лобанцова, генеральный директор ООО «Устьянская молочная компания»:

— Вполне реально вывести Архангельскую область на третье место в России по развитию сельского хозяйства. Но для этого нужно сделать большой решительный шаг.

В каких субсидиях нуждается агропром? Очень важный вопрос — мелиорация. Сегодня в Архангельской области используется всего 20 процентов земель сельхозназначения! Остальная земля заросла, заболотилась… Это вызывает большую тревогу. Да, мелиорация субсидируется на федеральном уровне — ставка составляет 32 тысячи рублей на гектар. Это хорошие деньги, но явно недостаточные: себестоимость мелиоративных работ на одном гектаре составляет 70–90 тысяч рублей. А сколько надо закупить техники, чтобы привести землю в порядок!.. Я убеждена: нужна областная субсидия на покупку современной сельхозтехники, в том числе импортной.

Агропрому нужна субсидия на закупку импортной сельхозтехники
Агропрому нужна субсидия на закупку импортной сельхозтехники

Второе. Качественное сексированное семя стоит порядка четырех тысяч рублей за дозу. Коэффициент применения семени на одну корову — 1,7. Итого — 7200 рублей на одно животное. Нам придется закупать порядка восьми тысяч доз семени — и это довольно большая статья расходов, около 57 миллионов рублей. Мое предложение — сделать дотацию со ставкой одна тысяча рублей на одну дозу семени. Сельхозпроизводители начнут покупать хорошее дорогое семя — и тем самым мы получим рывок в развитии генетического потенциала крупного рогатого скота в Архангельской области.

Можно реализовать совместный проект со Сколково по геномной оценке скота в регионе.

Еще одно направление: в себестоимости молока 50 процентов составляют затраты на корма. Мы везем кукурузу, пшеницу, ячмень, шрот, сою, витамины… Цены на корма в зависимости от сезона порой взлетают, как на американских горках. Но если мы сможем завозить бо´льшие объемы и у нас будет место для хранения — себестоимость снизится. И, например, Вологодская область субсидировала из бюджета строительство комбикормовых цехов, элеваторных линий и емкостей для хранения.

Мы принимали участие в совместном заседании с губернатором Александром Цыбульским по вопросам развития агропрома. Как мне показалось, Александр Витальевич отнесся с пониманием к нашим проблемам и предложениям. В частности, мы просили выделить дополнительные средства на субсидии на реализованное молоко — и наша просьба была услышана, денег нам добавили.

При этом я убеждена: надо не просто давать субсидии на молоко — хотя эта мера поддержки самая простая и понятная и ее нужно сохранить. Но государство должно стимулировать развитие, вложение инвестиций, раскрытие потенциала производительности труда человека и, что очень важно в сельском хозяйстве, производительности животного. А это можно сделать только с помощью научного подхода.