Исполняющий обязанности министра здравоохранения региона Александр Герштанский — о главном вызове года, разрыве шаблонов и кислороде, который взяли взаймы у космодрома

Когда есть свет в конце тоннеля

— Я пришел на работу в министерство в октябре 2020 года. Это было время, когда активно росла заболеваемость ковидом, и моим основным занятием сразу же стал поиск площадей, на которых можно развернуть дополнительные койки. У нас было три «пылающих очага» — Архангельск, Северодвинск и Котлас. На тот момент я не очень хорошо знал область, но, к счастью, рядом оказались опытные коллеги, которые подсказывали, как быть.

Например, в Котласе была свернута вся плановая помощь, экстренная оказывалась каким‑то, не побоюсь этого слова, чудом. Огромная больница была полностью отдана под ковидные койки. Затем мы начали перекрывать этажи в больнице в Коряжме… Часть медиков постоянно находилась в учреждении: они просто выходили из красной зоны, как‑то отдыхали, спали, принимали душ, ели — и возвращались в красную зону.

Эта ситуация относительно стабилизировалась только к концу января: мы поняли, что есть свет в конце тоннеля, рост числа заболевших снижается, а количество пациентов, которые выздоравливают, увеличивается…

Но даже сейчас расслабляться рано. Вспышки заболеваемости наблюдаются на Соловках и в некоторых районах области. Люди стали больше контактировать между собой, они уже не так внимательно относятся к ношению защитных масок. И при этом не очень активно идут вакцинироваться. Кроме того, могли повторно заразиться, стать бессимптомными носителями те, кто переболел в первую волну пандемии.

Пережить праздники на «бреющем полете»

— А вызовом года для меня стал поиск кислорода. Одна областная больница, в которой могло находиться до пятисот человек с коронавирусом, потребляла полторы-две тонны кислорода в сутки. К концу декабря стало понятно, что на период новогодних праздников только ей нужно около 30 тонн кислорода. А на территории Архангельской области производителей кислорода нет! Мы были вынуждены искать крупных производителей в других регионах — Нижнем Новгороде, Москве, Санкт-Петербурге и так далее. Безусловно, нам помогали федеральные коллеги, подключали личные связи. Но многие производители отказывали нам, потому что у них уже были обязательства перед партнерами и они не могли уменьшить для них объемы поставок.

Вообще, сложилась ситуация, что кислород, который используется на многих производствах (например, при изготовлении шоколада), больше не отгружали никуда — только в больницы.

И когда я почти отчаялся, узнал, что на космодроме Плесецк есть запас технического кислорода. Его можно пропустить через специальные фильтры и превратить в медицинский кислород. Губернатор Александр Цыбульский позвонил командующему Воздушно-космическими силами, начальнику генерального штаба — и нам разрешили взять взаймы у космодрома сто тонн кислорода. Эти запасы позволили на «бреющем полете» пережить новогодние праздники.

Я очень благодарен также сотрудникам ГИБДД, МВД, которые помогали быстро проходить все необходимые технические экспертизы автомобилям, перевозившим кислород (а это опасный груз!) в медицинские учреждения. В этой истории подключались и помогали нам все, кто мог, — лишь бы решить проблему по максимуму.

Почему выпускники СГМУ едут в соседние регионы?

— На данный момент я объехал почти всю Архангельскую область — не был только в Онежском районе, Яренске, а в Вилегодском районе — лишь проездом.

Что я увидел? Конечно, самая острая проблема — кадры. Все меньше и меньше выпускников медицинских колледжей и вузов изъявляют желание ехать работать в рай-

оны. Причины — отсутствие инфраструктуры, нормальных дорог, базовых жилищных условий, низкий уровень заработной платы, который мы отмечаем у медработников первичного звена, фельдшеров ФАПов… Современные выпускники понимают, что могут заработать большие суммы в крупном городе, даже если трудоустроятся не по профессии.

Наших специалистов приглашают на работу соседи, у которых нет медвузов, — Мурманская и Вологодская области. Если вы просто подойдете к СГМУ, то увидите баннеры с рекламой регионов, которые активно зовут к себе наши медицинские кадры, обещая хорошие условия жизни и труда. Надо признать: мы действительно уступаем многим другим регионам по размеру подъемного пособия, по объему социальных льгот, которые предоставляются выпускникам. Наша задача — стать в этом смысле конкурентоспособными и сделать все, чтобы большинство выпускников СГМУ оставались в регионе.

Сейчас мы с коллегами и губернатором прорабатываем решения, которые позволят в первую очередь создать медицинским работникам в районах хорошие жилищные условия. В этом году выделено 33 миллиона рублей из регионального бюджета на покупку квартир в различных муниципальных образованиях области. Кроме того, договариваемся о том, чтобы квартиры для медиков предусматривались в домах, которые строятся по программе переселения граждан из ветхого и аварийного жилья, для детей-сирот и так далее.

Компьютерный томограф для Онеги

— И вторая проблема — обеспечение оборудованием. Сейчас мы работаем над тем, чтобы цифровое рентгенооборудование — компьютерный томограф, маммографы, флюорографы и так далее — было практически в каждой центральной районной и даже участковой больнице. Конечно, мы не можем сделать так, чтобы эта техника стояла в каждом населенном пункте, но исходим из того, что у человека должна быть возможность доехать до нее.

Сейчас у нас, например, в планах приобретение компьютерного томографа для Онеги. Томографа в городе нет, и людям, чтобы пройти КТ, приходится по плохой дороге ехать в Северодвинск, стоять в очереди…

Что касается уровня оплаты труда медицинских работников, то здесь мы ищем возможности изыскивать средства в уже существующих бюджетах учреждений. Наша задача — сэкономить на уплате налогов, оплате коммунальных услуг и так далее, то есть снять дополнительную обузу с учреждений, чтобы высвободившиеся денежные средства могли быть направлены на зарплаты.

Одним словом — все очень сложно, но реализуемо. К счастью, в федеральном министерстве нас слышат. Уверен, что при поддержке Александра Цыбульского и Министерства здравоохранения РФ, благодаря программе модернизации первичного звена мы сможем развернуть ситуацию в лучшую сторону.

Как перевезти через реку ФАП

— До того, как прийти на работу в министерство, я уже бывал в Архангельской области, когда работал начальником медицинской службы воинской части на Новой Земле. Регион был мне знаком, но в то время я не видел его глазами руководителя здравоохранения. И с этой точки зрения для меня все было в новинку.

Разрывом шаблона для меня стала история, когда нам нужно было ввести в эксплуатацию ФАП в Виноградовском районе. Я открывал карту и видел: вот Березник и вот через реку от него находится поселок, которому нужен ФАП. Мне казалось, что здесь нет вообще никаких проблем. Отсутствует мост? Но есть же понтонная переправа… Мне объяснили, что она выдерживает определенный вес, а модули для ФАПа весят больше. Предполагалось перевезти их по льду, но в 2019 году зима была аномально теплая и ледовая переправа тоже не позволяла перевезти этот модуль. В итоге смонтировать ФАП нам удалось только этой зимой.

В целом же я увидел огромное поле для деятельности. Есть много различных точек, на которые можно воздействовать путем незначительных усилий — и при этом качественно улучшить жизнь людей. Например, мы активно работаем над доступностью аптечных пунктов для населения: есть возможность создавать небольшие аптечные пункты на базе медицинских учреждений, включая ФАПы. Медработники смогут не только выдавать льготные лекарственные средства, но и продавать лекарства и получать за это небольшую доплату. Прорабатывается и вопрос о том, чтобы выездные медицинские бригады активно посещали населенные пункты, где нет никакой медицинской помощи…

А в канун Дня медицинского работника я хотел бы обратиться ко всем читателям с просьбой: давайте будем добрее к нашим врачам, давайте проявлять больше великодушия и понимания к их нелегкой работе. К сожалению, тот уровень негатива, который встречается в социальных сетях, иногда заставляет молодых людей отказаться от мысли идти в медицину.

Коллегам же я адресую слова безмерной благодарности за то, что они остались в профессии и продолжают работать, каждый день помогать людям. Мы со своей стороны постараемся сделать все, чтобы условия их жизни и труда стали лучше.

Сергей Александрович Вольвачев,заведующий приемным отделением ГБУЗ Архангельской области «Северодвинская городская клиническая больница № 2 скорой медицинской помощи»
Сергей Александрович Вольвачев,заведующий приемным отделением ГБУЗ Архангельской области «Северодвинская городская клиническая больница № 2 скорой медицинской помощи»

Сергей Александрович Вольвачев, заведующий приемным отделением ГБУЗ Архангельской области «Северодвинская городская клиническая больница № 2 скорой медицинской помощи»:

— 19 апреля 2020 года мне сказали: «Вперед!» На амбразуры. На передний край. В инфекционный корпус, который начал принимать больных с COVID-19. Требовалось организовать прием пациентов, отладить маршрутизацию, отработать четкую схему обследований и распределения. Так одним из первых я шагнул в красную зону.

— Что было самым сложным в этом ковидном году?

— Научиться восстанавливаться между сменами. Мы перешли на круглосуточный режим работы. Причем такой работы, с которой даже наши ветераны не сталкивались! Пришлось вспомнить и моментально внедрить все то, что до сих пор было, по сути, только теорией — от защитного костюма до знаний по борьбе с редкими инфекционными заболеваниями.

Отсутствие рекомендаций. «Скорые» в очередь. Поток пациентов, и нужно максимально быстро определить, кто больше нуждается в помощи в эту секунду, осмотреть, обследовать, оценить результаты, риски, назначить лечение. Мой личный рекорд — 59 пациентов за сутки. Все с колес, все в живом процессе. Возможно, меня спас мой семилетний опыт работы на «скорой», там тоже приходилось быстро принимать решения, действовать в экстренных ситуациях и определять судьбу пациента.

— А самым простым?

— Принять решение, идти или не идти. Сомнений не было. Было страшно, да, особенно в начале. Сложно — бесспорно, за годы в медицине мне удалось избежать формального подхода, стараюсь вникнуть в проблемы каждого и помочь максимально. Это сложно, когда идет поток тяжелых пациентов. Но руки никогда не опускались. Устал — не устал, это работа! Мы были первой ступенькой больного на его лестнице к выздоровлению.