Елена Голдина — живой носитель традиции, рассказчик и учитель

Сколько тряпичных кукол создано котлашанкой Еленой Голдиной? Она давно потеряла им счет. Но известно, что около 200 кукол ручной работы Елены Николаевны и ее учеников — учащихся Котласской школы искусств № 7 «Гамма» вошли в коллекцию «Вдохновение игрушкой. Традиционная кукла и русский традиционный костюм», которая объехала с показами не только музеи и выставки Архангельской области, города России, но и была в Испании и Франции.

«Мне было интересно — я и спрашивала»

Большая часть из них и сегодня покоряет взгляды любителей народного творчества. Куклы редко отдыхают в коробках. Сейчас они украсили выставочный зал железнодорожного вокзала станции Котлас-Южный. Поднимайтесь на второй этаж и увидите это великолепие. Не знаем, повезет ли вам с рассказчиком-экскурсоводом, но не отчаивайтесь — специально для вас мы записали историю мастера народных промыслов Архангельской области, преподавателя школы искусств № 7 «Гамма».

Елена Николаевна — очень мягкая женщина. С высоким певучим голосом, улыбчивая, круглолицая, небольшого роста, добродушная и разговорчивая, она незаметно увлекает и погружает вас в мир народной культуры, да так, что с ней и с ним не хочется расставаться. Однажды в Москве кандидат искусствоведения, признанный специалист в области изучения русской игрушки и детской культуры, автор около 280 публикаций Галина Львовна Дайн попросила Елену Голдину о встрече (та летела со своими куклами с фестиваля в Испании) и спросила — а откуда она узнала столько конструкций народной куклы? «От своих бабушек», — ответила Елена Николаевна. «Сколько же у вас бабушек было, раз столько конструкций кукол…» — «Всего две. По папе, по маме. Все от них. Мне было интересно — я спрашивала». Вот такой состоялся разговор. А вообще‑то он был про идею создания книги по материалам Голдиной. Но это уже другая история, как любит повторять Елена Николаевна в разговорах…

Мама Елены Голдиной Евдокия Кузьмовна Голдина за работой дома на старинном ткацком станке
Мама Елены Голдиной Евдокия Кузьмовна Голдина за работой дома на старинном ткацком станке

И три рубля на краски

— Родилась я в Архангельске в семье врачей-терапевтов, но каждое лето меня привозили в Котлас. И не только летом. Когда мы с родителями переехали в Котлас, полтора года жили в доме у бабушки Клавдии Петровны и дедушки Николая Ивановича Голдиных на улице Черняховского, 33, пока ждали квартиру. Вторая бабушка Анна Михайловна Смердова жила на Болтинке. Обе бабушки держали кур, поросят. Хозяйство было — нужны пестери под траву, корзины под грибы и ягоды.

Бабушка Анна Михайловна Смердова, дедушка Николай Иванович Голдин, сестра Елены Голдиной Ирина
Бабушка Анна Михайловна Смердова, дедушка Николай Иванович Голдин, сестра Елены Голдиной Ирина

Мне 7 лет — по весне ходили с дедушкой под железнодорожный мост с санями на остров за ивой по снегу. Печку натопили — распарили прутья горячей водой, мне тут же показали, как пестери плетутся, корзинки. Я себе и сестре сплела по маленькой корзинке.

Обе бабушки вязали, ткали, пряли, пекли дома в печах разные пироги большие с рыбой, ягодами, шанежки, селянки, колобки, жаворонков по весне, витушки пресные, «метровые» блины масленичные, сказки на ночь рассказывали, былицы, небылицы их родных мест.

В 7 лет уже вязала и спицами, и крючком, пряла и ткала. К бабушке на Черняховского соседки приходили за советом, как ткать, как вышивать, просили дать берда… Однажды спросили: «Зачем ребенка всему этому учите?» На что бабушки и дедушка ответили: «Когда все забудут, как это было, кто‑то же должен все знать, как ткали, пряли, вышивали, плели из бересты и ивы, что на какие праздники пекли, как жили, ей все интересно».

До педалей плохо доставала, но вставала со скамейки, поочередно переступала, прокладывала челнок. Бабушки удивлялись, какие я цвета подбирала. Они покупали обрезки кромок в горпромкомбинате, красили их в печи в чугунках. И когда я подросла, куда бы нас ни возили — в Киров, Ярославль, Новороссийск на экскурсии, бабушки давали деньги на «что хочешь» и три рубля — краски купить. Тогда продавались анилиновые красители в бумажных пакетиках. Я хоть и маленькая была, находила яркие красители на половики и черный краситель для покраски валенок.

Ту же бересту — отец с дедушкой показали, как плести. Вышивать, ткать, вязать… В детстве я все это получила в том объеме, как, видно, дети изучали в прежние времена. Меня этому не то что учили или не учили. Меня окружало это, я все видела, и мне все было интересно. Спрашивала бабушек: вы‑то чем в детстве играли? — «Некогда нам было. Разобьется чайник — нам дужку, носик отдавали, это у нас были бобки для игры. Из тряпочек, из веточек, из палочек делали кукол. Бабушки показывали», — рассказывает Елена Голдина, держа в руках еще не разобранную для выставки коробку традиционных тряпичных кукол.

Елена Голдина с подругами-котлашанками Ольгой Логиновой и Людмилой Мининой в Красноборске на «Сметанинских встречах» проводят мастер-класс
Елена Голдина с подругами-котлашанками Ольгой Логиновой и Людмилой Мининой в Красноборске на «Сметанинских встречах» проводят мастер-класс

«О, мурашинская парочка!»

Как минимум две конструкции в этой коробке, представляете, еще нигде в России не засветились в публикациях! Хотя в 1975 году Елена Голдина отдала 10 или 12 кукол, сделанных ею вместе с ее бабушками, женщине, приехавшей из музея из средней полосы к бабушке Клавдии Петровне Голдиной. Ее отправили с посылом, что «здесь многое знают и хранят о старине глубокой». «Жалко было кукол, но отдала, так как видела, что ей они нужнее», — вспоминает этот детский момент мастерица.

Показывает на рулон бабушкиных (!) половичков — до сих пор с их помощью она оформляет выставки. И на вокзале тоже они. Выткано было много. «Это сейчас считается — труд великий, а раньше это был отдых в радость, творчество. Основа, посмотрите, — нить десятка в два слоя, денег на ткачество не жалели», — подмечает народный мастер.

Несмотря на то что Голдина училась декоративно-прикладному искусству в Архангельском педуниверситете (в рамках программы учителей начальных классов) и получила в 2000‑х специальность художника по костюму в Великоустюгском училище, ее главные университеты однозначно пройдены в раннем детстве. Народную культуру она впитывала в семье. Самые первые тряпичные куклы в ее жизни ей подарила бабушка в год — сделала внучке парочку, бабку и дедку, укоротив длинные рукава своего платья.

— Когда я показала эту парочку коллекционеру традиционных кукол Татьяне Басовой, она точно определила происхождение моей бабушки по маме: «О, мурашинская парочка!» Действительно, наш род по линии мамы идет из Мурашинского района Вятской губернии — деревни Смердовы. Ее давно нет. Но нынче было бы 238 лет с ее основания. Замечено, что от деревни шли восемь лучей-дорог длиной два с половиной километра каждая к другим деревням. Загадочный круг, не поддающийся объяснению по сей день, вряд ли случайность! — говорит Елена Николаевна.

По линии мамы ее бабушка и дедушка Мавра Ивановна и Михаил Погудины жили зажиточно в деревне Мальшуковы Мурашинского района Кировской области, трудились всей семьей, никого не нанимали.

— Их пришли раскулачивать. Мой прадед Михаил сказал: «Если вам нужнее — забирайте». И их не сослали. И даже от Сталина у Мавры Ивановны было разрешение на бесплатный проезд по железной дороге, но она никуда не ездила. Но это другая история… — продолжает Елена Голдина.

Она хранит два полотенца, пестрядинные и многоремизные ткани, которые сотканы руками ее прабабушки Мавры Ивановны Погудиной. И удивительно, как много фактов и сведений помнит из родословной предков. На книгу наберется! По отцу прадед Иван Голдин в Верхней Уфтюге Архангельской области известен как мастер по изготовлению туесов-сколотней, прадед Петр Поспеловский расписывал прялки и туеса кутюшками и цветами, львов рисовал. Сохранились полотно пестрядинное, полотенце с браным рисунком, сотканные прабабушкой Александрой Никифоровной Поспеловской еще до ее замужества.

Живые уроки для детей

Вся жизнь народной мастерицы пропитана традиционной культурой. Она — ее живой носитель, рассказчик, учитель. Наполненной предками, ей есть что передавать. А отдает свои знания она не через книги, а через живые уроки для детей.

Учащиеся класса декоративно-прикладного искусства «Гаммы» являются носителями традиционной культуры, знакомятся с особенностями национальной культуры, историей, традициями, технологией ткачества, вышивки, росписи. Они изучают традиции и воплощают их в миниатюре. Взять костюм: это не только наряд, но и аксессуары, обувь и головной убор. В коллекции много работ мальчиков. В каждом наборе в класс Голдиной поступало не по одному парню. Интересно, что на выпуске оказывались в основном будущие врачи и прокуроры…

— Вот эта маленькая куколка — моя работа. На материале сарафана ручная набойка рисунка, верховая, современными акриловыми красками. Она экологически чистая, детям доступная, и краски, и штампики. У меня закуплены штампы даже из индийского сандалового дерева.

Изучаем традиции — какие были наряды. Например, фартук — он от талии. Передник — выше груди. Нюансы, особенности — какие вышивки, какой местности. Вот это — Вычегда. Тканый сарафан — все выткано на старинном станке, традиционная заправка «шашечками». Она бытовала на юге Архангельской губернии и на севере Вологодской. Сложная работа для ребенка — все считать нужно. Вышивали дети швом «набор» на ткани-двунитке.

Вся вышивка на куклах — с традиционных схем, образцов. Нижняя рубаха всегда была до пят. Ближе к нашему времени — покороче, ниже-выше колена… Церковь изначально пресекала вышивки по подолу — это считалось язычеством. Вышивали знаки солнца и земли — как одна из гипотез. Все эти знаки по всему миру находят. Даже в мечетях. Вот знак земли распаханной, прогретой лучами солнца и засеянной зерном. Не нужен агроном — был бы дождик да гром, — словно поет, рассказывает мастерица-кукольница.

Удивительно, что даже всего сантиметровый в ширину радужный поясок на кукле выткан вручную на бердышке. Бусы — натуральный жемчуг, коса из пакли — лен чесаный и традиционная девичья повязка нашей местности. Над каждой куклой мастер и дети трудились немалое количество времени. Попробуй натки кукле материи на сарафан!

— Какие старинные кусочки ткани мне достаются, я не режу — один в один укладываю их в какой‑то костюмчик, как возможно. А вот этот женский головной убор — мархатка на кукле — из остатков сапог героя сказки «Кот в сапогах» театра из Великого Устюга. У кота там были сапоги из мишурной парчи. Их отдали мастеру, обрезки остались — она со мной поделилась. Такая ткань раньше шла на церковное облачение и традиционные женские головные уборы. По каждой тряпочке можно много всего рассказать — это настолько богатый пласт культуры! — продолжает Елена Николаевна.

«Чуют традицию!»

Начальник вокзала предлагала мастерице оформить персональную выставку, но работы учеников — это неотъемлемая часть ее творчества. Свой класс она создавала только благодаря своему опыту.

— Пришла в старую музыкальную школу в Котласе к директору Александру Юрьевичу Степанову: «Я к вам с заявлением». — «У вас какое образование?» — «Высшее». — «Вы на чем играете?» (У меня класс фортепьяно окончен в институте, но я же не фортепьяно пришла преподавать). Когда я сказала, что предлагаю открыть класс изучения народных ремесел, он согласился. Хорошо, что сидел, — надо было видеть его удивленные глаза, я же с заявлением пришла! — вспоминает Елена Николаевна.

Класс изучения народных ремесел открылся через год после той встречи в новой школе искусств, названной «Гамма». Коллега Ольга Васильевна Попова (в то время завуч по методической работе Котласского педколледжа) написала рецензию на авторскую программу Елены Николаевны, она ей очень понравилась. В ней было семь направлений. Работа с бисером и берестой, роспись и работа с глиной, изготовление игрушки, работа с нитками, культура и быт. Народная культура крепко осела в «Гамме» благодаря удивительной памяти и навыкам Голдиной.

В Испании на международном фестивале искусств
В Испании на международном фестивале искусств

В марте 2013 года в испанском городе Лоретт‑де-Мар на Международном фестивале искусств в номинации Arte decorativo мастер из Котласа была высоко отмечена за свои авторские работы.

— 45 килограммов кукол возила. Проблема была облегчить вес для перелета. Что мы сделали с детьми: насобирали кучу фантиков и часть внутренностей кукол заменили. Представляете, в гостинице в Испании мы оставили три плотно утрамбованных пакета с фантиками! Горничные, наверное, были в шоке: ну, русские, столько конфет съели! — смеется Елена Голдина.

Не могли не спросить у нее: так почему все‑таки у кукол нет лица?

У куклы нет лица, чтобы душа не вселилась в нее и кукла не навредила человеку, гласит поверье
У куклы нет лица, чтобы душа не вселилась в нее и кукла не навредила человеку, гласит поверье

— Общая сказка — чтобы душа не вселилась в куклу и кукла не навредила человеку. Но смотрите, а портреты когда начали писать? Первые парсуны появились в конце XVII — начале XVIII века. Кого на них изображали? Только царей. Почему? До этого можно было изображать лики святых, ангелов, архангелов — каноны были традиционные. А кто же кукле стал бы рисовать лицо в стародавние времена? Но мои бабушки показывали, как вышивали, как и чем рисовали лица некоторым своим куклам, так как время было другое, — говорит Елена Николаевна.

Она ничего не продает из работ. Только когда покупатели уж очень настойчивы, буквально выпрашивают вещь за любые деньги. «Чуют традицию!» — говорит Елена Голдина о таких встречах. Если вы из этого числа, то, уверены, еще услышите про нашу мастерицу. Но это уже будет другая история…

Факт

≈200 кукол ручной работы Елены Голдиной и ее учеников вошли в коллекцию «Вдохновение игрушкой. Традиционная кукла и русский традиционный костюм», которая объехала с показами не только музеи и выставки Архангельской области, города России, но и была в Испании и Франции.