Художник Рудольф Кунников

Людмила Анатольевна Симакова
Людмила Анатольевна Симакова

Многие архангелогородцы помнят этот значок: на фоне звездного неба с Полярной звездой судно-лесовоз, обелиск Севера и лента с надписью «Архангельск». Этот значок был выпущен к 400‑летию города в 1984 году и позднее несколько раз переиздавался. Общий тираж достиг фантастической по современным меркам цифры — более миллиона экземпляров. Изготавливали его на Таллинском ювелирном заводе. Автор — художник Рудольф Александрович Кунников. Соловецкий юнга. Участник полярных конвоев.

Детство на Двине

Рудольф Александрович родился 5 декабря 1926 года в Архангельске. Его детство пришлось на предвоенные годы. Мальчишка он был увлеченный и кроме учебы в школе занимался в разных кружках. Посещал кружок юных краеведов в областном краеведческом музее. Раскапывал пушечные ядра на Кузнечихе, где в XVIII веке стоял гарнизон. Рано начал рисовать, обучался в городской изостудии. Как всех архангельских мальчишек, его тянуло море — с четвертого класса занимался парусным спортом и судомоделизмом.

Плавательный сезон на Северной Двине архангельские мальчишки начинали сразу после ледохода. Позднее он вспоминал: «Доплывешь, бывало, до ближайшей льдины, оттолкнешься от нее — и быстро на берег к костру греться. Закончив учебный год, сбрасывали с себя рубашонки, обувь и от зари до зари в одних трусиках проводили на реке». Купались, строили плоты и рыбачили. Когда поспевали морошка, голубика, клюква, бегали их собирать на Мхи. Благо было недалеко. Болото начиналось сразу за Обводным каналом, где сейчас привокзальный микрорайон.

Первый рейс в Арктику

Детство кончилось, когда началась война. Отец ушел добровольцем и погиб под Ленинградом в сентябре 1941 года. Мать осталась с тремя детьми. Рудик был старшим, нужно было помогать матери. Школу пришлось бросить. «За ложку соли, крупицу сахарина или кусочек тюленьего жира ходил я по домам и ремонтировал кому радиодинамик, кому патефон, кому примус», — вспоминал он. В июне 1942 года поступил юнгой на гидрографическое судно «Академик Шокальский». Это был его первый рейс в Арктику.

В арктических морях было неспокойно. Здесь хозяйничали немецкие субмарины и самолеты, охотясь на транспорты союзников, везущие грузы по ленд-лизу, уничтожая полярные станции, передававшие сводки погоды. Мирное исследовательское судно «Академик Шокальский» в июле 1943 года будет расстреляно немецкой подводной лодкой в Карском море у северо-восточного побережья Новой Земли. Но в 1942 году рейс был удачным, и в октябре Рудик вернулся домой с соленым омулем, маленькими мешочками соли и сахара. В голодный сорок второй год, когда пайка хлеба весила 200 граммов, это было целое богатство.

Соловецкая школа

Райком комсомола направил его на работу в Спецсвязь фельдъегерем. Он рвался на фронт, но из Спецсвязи, военной организации, на фронт не отправляли. Тогда он решился на отчаянный шаг — повредил один из пакетов. По законам военного времени он мог за это поплатиться головой, но, видимо, мальчишку пожалели и отправили в Соловецкую школу юнг.

Соловецкая школа юнг была создана по приказу наркома ВМФ СССР адмирала Н. Г. Кузнецова от 25 мая 1942 года и была призвана готовить специалистов для морского флота: радистов, рулевых, электриков, мотористов, механиков, боцманов. Жили в землянках, мерзли, занимались по 12 часов, ходили в караулы. Через 11 месяцев юнг распределяли по флотам и кораблям. Рудольфа Кунникова направили на эсминец «Разумный» помощником кока.

По боевому расписанию

Эскадренный миноносец «Разумный», построенный по проекту 7, так называемой сталинской серии, ибо за их строительством Иосиф Виссарионович наблюдал лично, был одним из самых совершенных кораблей того времени. Эсминцы этого типа создавались для артиллерийского боя и торпедных атак, имели мощную артиллерию, зенитные установки и минно-торпедное вооружение, отличались быстротой и маневренностью.

«Разумный» был спущен на воду во Владивостоке, но в 1942 году вместе с группой других кораблей прошел Северным морским путем на запад для усиления Северного флота. Здесь он, как и другие корабли СФ, занимался охраной конвоев — и союзных, и отечественных. Всего «Разумный» совершил 59 выходов в море с задачей конвоирования судов.

Моряки «Разумного» вспоминали не только беспрерывные вражеские атаки, когда днем и ночью нужно было за считаные секунды добежать до боевого поста и сразу же действовать по боевому расписанию, но и удары стихии. Когда поднималась волна и ветер сбивал с ног, все начинало вести себя иначе — и корабли, и люди. Ровная палуба превращалась в каток, на котором было трудно стоять. Эсминцы тяжело переносили качку. Корабль испытывал людей на выносливость и при бортовой, и при килевой непрерывной качке.

Рудольф Кунников служил помощником кока. Как ни просился в артиллеристы, ему было отказано. Да и на камбузе служба была не из легких. Как говорится, война войной, а обед — по расписанию. «Обеды» приходилось готовить и в сильную качку, и в шторм на экипаж более чем 200 человек, а при боевой тревоге — занимать место в артиллерийском расчете. В свободные минуты продолжал рисовать, оформлять стенгазеты и боевые листки.

Рукой мастера

После мобилизации в 1950 году поступил в Одесское художественное училище, а по его окончании приехал на Север. Но работа художника не гарантировала стабильного заработка, и Рудольф вернулся во флот — ходил на судах Мурманского пароходства «Капитан Мелехов», «Индигирка», ледоколе «Ермак». Вернулся в Архангельск. Здесь он сменил несколько специальностей: бригадир штукатуров-маляров, художник-ретушер в типографии газеты «Правда Севера», инженер по технической эстетике в Архангельском морском порту, директор клуба самодеятельного технического творчества Северного морского пароходства. И продолжал работать как художник. Главным в его творчестве оставалась морская тематика.

В 1971 году в Архангельске отмечали 30‑летие прихода в Архангельск первого союзного конвоя «Дервиш». Возникла идея создать памятный знак для участников конвойных операций. В 1972 году такой знак был вручен ветеранам. Автор эскиза — Рудольф Кунников. На колодке надпись «Участник плавания в конвоях», к ней кольцом крепится пятигранник, обрамленный цепью, символизирующей блокаду, которую фашисты стремились установить над морскими портами СССР. Эту цепь уверенно разрывает судно типа «Либерти», за ним военный корабль сопровождения. На переднем плане — водяной столб от взрыва, свидетельствующий об опасности плаваний. Внизу на ленте даты: 1941–1945. Знак получился лаконичным и очень точным символически.

В 1975 году был выпущен вариант этого знака, выполненный с цветной эмалью. Тираж был небольшим, и сейчас этот знак — фалеристическая редкость.

Память осталась

Рудольф Кунников и Ричард Сквайерс, секретарь английского клуба «Северная Россия». Архангельск, август 1991 года. Фото Валентина Гайкина из фондов Архангельского краеведческого музея
Рудольф Кунников и Ричард Сквайерс, секретарь английского клуба «Северная Россия». Архангельск, август 1991 года. Фото Валентина Гайкина из фондов Архангельского краеведческого музея

В 1991 году в Архангельске широко отмечалось 50‑летие конвоев. Рудольф Александрович воспринимал этот праздник как очень важное для себя событие. В качестве отличительного знака для советских ветеранов он придумал специальный берет. На улицах были развешаны плакаты по его эскизам. На почте ставили штемпели на конверты по его эскизам. И, конечно, были выпущены памятные знаки «Участник плавания в конвоях» с цифрой 50 и буквой L — римская цифра 50.

В августе 2002 года Рудольфа Александровича не стало. Остались многочисленные значки и знаки «400 лет морскому торговому порту», «Ветеран СМП», памятник портовикам, павшим в Великой Отечественной войне, на Бакарице, мемориальная стена в здании Северного морского пароходства, картины, рисунки… Какие‑то его идеи были воплощены другими мастерами. На набережной Северной Двины появился памятник тюленю, спасшему Архангельск от голода в годы войны, а в сквере Победы — памятник северным женщинам, поморским женкам. Какие‑то ждут своего часа, в частности сигнальная пушка, которую когда‑то Петр Первый разрешил установить только в четырех портах — Санкт-Петербурге, Архангельске, Кронштадте и Азове.

Рудольф Александрович Кунников на праздновании юбилея «Дервиша» в Архангельске в 1991 году. Фото Петра Веселова
Рудольф Александрович Кунников на праздновании юбилея «Дервиша» в Архангельске в 1991 году. Фото Петра Веселова

Осталась память о человеке невысокого роста, энергичном, жизнелюбивом, около которого всегда была особая атмосфера добра и веселья. До самой смерти он, Рудольф Александрович Кунников, член Союза художников и Союза журналистов СССР, лауреат премии Ломоносовского фонда, почетный пожизненный член британского клуба «Русский конвой», для друзей и знакомых был Рудиком.