Семь лет назад сельскохозяйственное предприятие «Важское» из Вельского района стало для всей области своеобразным «флажком»: хозяйство сумело построить роботизированные фермы благодаря успешным инвестициям в собственное производство. И таким образом обозначило новую точку отсчета в развитии агропромышленного комплекса.

Мы встретились с руководителем АО «Важское» Николаем Белозеровым, чтобы поговорить именно об этом непростом деле — инвестициях в сельское хозяйство на Севере.


— Николай Валентинович, у «Важского» сложился образ предприятия, которое постоянно вкладывает деньги в развитие собственного производства…

— Да, практически каждый год мы строим по новой ферме. В прошлом году построили новый телятник на 360 голов и ферму в отделении «Знамя Победы» на 260 голов. В этом году у нас идет капитальный ремонт фермы на 260 голов в Благовещенском — там здания были достаточно старые, 1974 года постройки. Так что инвестиции у нас не прекращаются.

— Какой период на вашей памяти был самым благоприятным для инвестиций в сельское хозяйство?

— Самое интересное время, наверное, у нас было с 2005-го по начало 2015 года. Реально чувствовалась поддержка государства, мы ­работали и зарабатывали деньги, вкладывали их в производство. Тогда мы не только построили роботизированные фермы, но и обновили весь машино-тракторный парк. Купили качественно иную технику, другой мощности и другой производительности.

Конечно, процесс модернизации не завершается и сегодня. Наш первый комбайн Jaguar работает одиннадцатый сезон. Свой ресурс он исчерпал. Необходимо его заменять.

— Но есть какое-то «но»?

— Сейчас главная проблема — это затянувшийся кризис в молочной отрасли. Он начался в конце прошлого года и до сих пор продолжается. Цена на молоко-сырье значительно упала: в прошлом году она составляла 28–29 рублей с НДС за литр молока высшего сорта, сейчас — 25–26 рублей.

Понятно, что это зависит не от закупщика, Архангельского завода, они дают рыночную цену. Просто потребность в молоке в России почему-то вдруг резко упала. Возможно, дело во вбросе на рынок очень дешевой готовой продукции из Белоруссии или других бывших союзных республик, что снизило закупочную цену молока в России.

В то же время цена на сильные кормовые компоненты — ячмень, кукурузу, жмыхи — остается на достаточно высоком уровне, потому что очень много идет на экспорт.

— В свое время скачок в развитии сельскохозяйственных предприятий был связан не только с благоприятным состоянием молочного рынка и дефицитом молока-сырья, но и с государственной поддержкой сельхозтоваропроизводителей. Как обстоят дела сейчас?

— Сейчас мы можем поддерживать производство, которое развили, но дальше развивать сложно. На сегодня областная субсидия для нашего предприятия ­составляет 2 рубля 10 копеек на литр сданного молока. А была 5 рублей 70 копеек на литр молока. Серьезные деньги, и если ими с умом распорядиться, то можно было развивать производство.

Сейчас мы планируем инвестиции в составе Агрохолдинга «Белозорие». Это объединение
обладает гораздо большей финансовой мощью, чем отдельные предприятия

Мы так и сделали: перевели производство на новые рельсы, построили роботизированные фермы. С навозом капитально поработали. Сейчас вы навоза на фермах не увидите — он где-то под землей, в трубах, лагунах. Научились работать с землей — реально получаем по два-три урожая трав. Прошлый холодный и сырой год пережили только за счет технической оснащенности. Серьезная мощная техника дала возможность заготовить корма.

— А какая форма государственной поддержки представляется вам оптимальной?

— Сельхозтоваропроизводителей следует поддерживать рублем. Сейчас говорят, что нужна новая форма поддержки. Но те субсидии на сданное молоко, мясо, что были раньше, нас вполне устраивали.

Также высказывается мнение, что нужно убирать субсидирование — и пусть на рынке выживут те, кто сможет. Но мы же не сможем конкурировать с южными производителями. У нас строительство той же фермы обходится в разы дороже даже просто из-за снеговых нагрузок. Качественные корма приходится закупать — а цена у них практически экспортная. Мы поставлены в совершенно разные условия.

— За счет чего вам удается продолжать инвестиции?

— Мы стараемся вкладывать в производство свои средства. Заемные — очень рискованно.
Раньше мы все жили на кредитах. Были очень хорошие программы — кредиты с субсидированием уплаченных процентов в размере ставки рефинансирования ЦБ. И это работало! АО «Важское» у Сбербанка ­получало кредиты под 11,5 процента, ставка рефинансирования составляла тоже 11,5 процента. Да, мы платили проценты, но потом эти средства к нам возвращались! Взяв в кредит 36 миллионов по этой программе, мы успели построить ферму на 540 голов с доильным залом.
В последний раз мы взяли кредит на 27 миллионов рублей в 2011 году на 10 лет. Построили на эти деньги первую роботизированную ферму. Всего инвестировали в проект более 1 миллиона евро. Условия были самые замечательные. Потом — кризис. Банк в одностороннем порядке поднял ставку до 14,5 процента. Дальше все стало только хуже.

— То есть вы ушли от кредитов?

— Не то чтобы ушли… Выбираем другие формы заимствования — коммерческие и государственные лизинги.

Недавно взяли краснодарский комбайн по программе обновления техники. Это очень хорошая программа. Лизинг дается под гарантии правительства области. Заключается договор с Росагролизингом, он поставляет технику. И только через шесть месяцев мы должны внести первый платеж. Комбайн у нас уже сезон дорабатывает, он километров восемьсот по полям набегал, а мы ни копейки за него еще не платили.

АО «Важское» каждый год участвует в этой программе. К сожалению, она лимитирована тем, что на область выделяется мало средств. Бывало, что и по 10–15 миллионов рублей выделяли. А что можно купить на 15 миллионов? Комбайн в лизинг стоит двадцать. В этом году выделено 50 миллионов. Это просто подарок! АО «Важское» заявилось на участие в программе и наконец-то купило третий комбайн. Благодаря этому комбайну мы успеваем убирать зерновые. Без него мы бы вчера (разговор состоялся 28 августа. — Прим. авт.) 200 тонн не нажали.

— Вы вообще видите возможность начинать новые проекты в нынешних условиях?

— Если затевать большой проект на сотни миллионов рублей, не знаю, как получится финансироваться силами одного предприятия. Думаю, Сейчас мы планируем инвестиции в составе агрохолдинга «Белозорие». Это объединение обладает гораздо большей финансовой мощью, чем отдельные предприятия. В составе холдинга мы продолжим модернизацию сельскохозяйственного производства.