«Кого чаще ругали, тот и выжил»: рассказ о том, как СПК «Никольск» сумел сохранить производство

Мы приезжаем в СПК «Никольск» аккурат к вечерней дойке. Больше половины (около 60 процентов) всего молока Вилегодского района сегодня надаивают именно здесь.

Новейшая история предприятия началась в 2002 году, когда совхоз «Никольский» был реорганизован в сельскохозяйственный производственный кооператив. И как в большинстве таких случаев бывает, это только на бумаге выглядело просто. А вот что стояло за этими словами — история очень сложная. Тем она и интересна.

Зарплата колбасой и шампунем

В советское время совхоз «Никольский» был небольшим предприятием, особенно на фоне совхозов-миллионеров, которые тогда гремели на весь район. В «Никольском» работало 350–400 человек, он занимался мясо-молочным производством, некоторое время выращивал лен. Когда производство льна на Виледи прекратилось, совхоз стал наращивать объемы по картофелю. Так и жили.

В самом конце 1980‑х совхоз успел построить животноводческий комплекс на 400 голов с перспективой расширения вдвое. В стране работала программа развития агропромышленного комплекса. Иными словами, в лихие времена предприятие вошло, имея хорошую базу.

Про лихие времена нам рассказывает инженер по охране труда СПК Валентин Владимирович Шевелев. Нынешний руководитель «Никольска» Дмитрий Бровин называет его своим наставником. Валентин Владимирович работал на предприятии много лет, а в 1990‑е был назначен руководить совхозом…

Валентин Шевелев, инженер по охране труда СПК «Никольск»— Назначили, и что хочешь, то и делай, — вспоминает он. — А что делать? Работать надо. За мной коллектив — 350 человек.

Продукцию совхоз производил, а вот рынок сбыта начал сжиматься с угрожающей скоростью. Закрылся Котласский мясокомбинат — совхоз сократил производство мяса. Потом закрылся Ильинский маслозавод — и стало некуда сбывать молоко…

— Мы выдавали людям зарплату всем, чем только можно: маслом, колбасой, шампунем, красками, стиральным порошком, — рассказывает Валентин Шевелев. — Надо было удержать работников. И вот когда совсем пропала возможность реализовывать продукцию, на нас свалился еще и налог на добавочную стоимость.

С налогами много не надышишься

Лишаться работы и бросать предприятие, еще дедами построенное, никто не хотел. Работники «Никольского» собрали совещание и стали думать, как жить дальше.

— Я рассуждал так. Мы должны подумать об интенсивном производстве продукции. Сократить поголовье крупного рогатого скота, свести к минимуму откорм, сократить производство картофеля, — вспоминает Шевелев. — И осваивать свой лесной фонд.

Лес — это то, что и сейчас спасает сельское хозяйство на Севере. Будь сегодня у СПК свой лесной фонд — производство бы вышло на новый уровень. А тогда совхоз стал формировать бригады, заготовлять и продавать древесину Котласскому ЦБК. Казалось, вздохнули чуть свободнее, начали выдавать зарплату… Но с налогами много не надышишься. К 2002 году у «Никольского» накопилось два миллиона рублей долгов.

К этому времени вышло постановление Правительства РФ о реструктуризации сельхозпредприятий, скажем так, находящихся в трудном положении. Валентин Владимирович встретился с директором департамента агропрома Валентином Гинтовым, и тот сказал: пробуйте! Разрабатывайте программу реструктуризации, защищайте ее перед комиссией. И тогда часть долга будет списана, часть можно будет выплачивать с большой рассрочкой.

Программу написали и успешно защитили. В 2002 году предприятие реорганизовалось в СПК «Никольск».

Нужен сбыт — и точка

На защите Валентин Шевелев сказал слова, которые актуальны до сих пор: «Вы упрекаете нас, что мы мало производим продукции, но скажите, сколько мы должны ее произвести, чтобы было куда реализовать? Мы надоим сколько надо молока. Вырастим картошки. Но я должен знать, что у меня ее гарантированно возьмут, пусть и по минимальной цене».

Реструктуризация состоялась. Шевелев произнес свое привычное: «Что делать? Работать надо». И поставил задачу: с минимальными затратами выйти на максимальный доход.

В СПК минимизировали поголовье крупного рогатого скота до 350 голов. Взяли сколько смогли земли. Стали интенсивно работать по животноводству и повышать удои. Молоком торговать напрямую. Удавалось держать цену за счет того, что хоть минимальная конкуренция, да существовала. Работали Котласский и Красноборский молокозаводы, и Шевелев не уходил ни к кому одному, как ни уговаривали.

Еще предприятие здорово выручала уличная торговля. Молоко возили в Коряжму, Вычегодск, Котлас. Когда надзорные органы попытались это запретить, на комиссии по продовольственной безопасности в Коряжме за «Никольск» заступились ветераны. Сказали: оставьте нам качественное местное молоко. И комиссия приняла лояльное решение. Молоко во всех трех городах СПК продает до сих пор.

— Вот так жили — и выжили, — рассказывает Валентин Владимирович. — Я всегда говорил своим сотрудникам: в советское время в райкоме нас могли и поругать. А больше всех хвалили совхозы-миллионеры. Но те, кого чаще хвалили, быстрее всего и распались. При реорганизации раздали свое имущество в виде паев — и все. А мы искали обходные пути, делали все, чтобы спасти предприятие. И смогли удержаться. А как иначе? Чтобы поселок жил, чтобы в нем школа была, чтобы люди здесь оставались — для этого мы и работаем.

Дмитрий Бровин, руководитель СПК «Никольск»Дмитрий Бровин, руководитель СПК «Никольск»: Лес — это то, что и сейчас спасает сельское хозяйство на Севере. Будь сегодня у СПК свой лесной фонд — производство бы вышло на новый уровень.

 

 

«Мы здесь дневали и ночевали»

В 2017 году главный зоотехник СПК Екатерина Бровина получила золотую медаль Министерства сельского хозяйства РФ «За вклад в развитие агропромышленного комплекса». Сейчас она не работает на предприятии, но продолжает поддерживать и помогать.

— Я родилась здесь, в Вилегодском районе, в деревне Теренской, — рассказывает она. — Родители работали в сельском хозяйстве. Мама начинала трактористкой, потом стала бригадиром в животноводстве. Папа отработал 30 лет шофером, затем — слесарем. Но, наверное, даже не родительский пример сыграл главную роль при выборе профессии… Наша односельчанка Галина Чупакова окончила Холмогорский сельскохозяйственный техникум и приехала в деревню. Она была специалистом! Это так отличало ее от нас, деревенских. И я решила: я тоже хочу быть настоящим специалистом. Окончила Холмогорский техникум, а потом и Вологодский молочный институт заочно.

И пришла сюда работать зоотехником. Тогда комплекс только открывали. Так здесь было светло, бело! Я сказала: буду здесь жить. Так и получилось: и дневали, и ночевали на работе…

Грамот у меня много. Грамоты, медали — это все, конечно, приятно… Но для меня всегда важнее был результат работы. Вот это мое! Ночей не спишь — так хочется, чтобы все было хорошо.